Подписчики

воскресенье, 10 января 2021 г.

История изучения Нагольного Кряжа. Самая полная версия.

В прошлый раз http://donbassmineral.blogspot.com/2015/09/blog-post.html я вкратце перечислял основные вехи истории изучения, исследования и разработки месторождений Нагольного Кряжа, его взлеты и падения. В данной статье мне бы хотелось эту историю расширить и углубить, как говаривал один из прошлых лидеров нашей тогда еще общей большой страны, причем углубить и расширить настолько, что я даже готов взять на себя смелость утверждать, что перед вами наиболее полная из опубликованных когда бы то ни было и кем бы то ни было версий истории Нагольной Кряжа, являющей сутью от сути истории развития всего Донбасса.


В стародавние времена, а точнее 14 ноября 1795 года (по старому стилю) императрица Екатерина издает указ: "Об устроении литейного завода в Донецком уезде при реке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стране каменного угля". Обычно с этой даты начинают историю города Луганска, но на самом деле именно с этого дня Дикое Поле начало постепенно превращаться в промышленный Донбасс. Именно тогда был заложен первый камень в фундамент крупнейшей в мире промышленной провинции. В 1799 на завод приходит молодой выпускник Петербургского горного училища Иван Ильин. Практически с первых дней работы на заводе Иван Васильевич изучает близкие и не очень окрестности пристальным взором горного инженера. В 1810 году на завод приходит другой практикант - Евграф Ковалевский. Именно с именами этих двух людей связано начало геологического изучения Донецкого бассейна.

Первый значительный труд, посвященный описанию Донецкого Кряжа, появился в Горном Журнале, т. 2, 1827 год. Он назывался «Опыт геогностических исследований в Донецком горном кряже» и принадлежал перу того самого Евграфа Петровича Ковалевского. Будущий Томский губернатор, начальник Алтайских и Колыванских заводов, после начальник департамента горных и соляных дел империи, а еще позже министр народного просвещения Российской Империи, начинавший свою карьеру практикантом в Луганском заводе, внес огромную лепту в геологическом освоение будущего Донбасса. Именно он, совместно с тогдашним уже дослужившимся до управляющего заводом Иваном Васильевичем Ильиным основывают при Луганском заводе горное товарищество, горную школу и первый на Юге России минералогический кабинет (музей).

Е.П. Ковалевский

В указанной выше статье Ковалевский отмечает: «Въ глинистомъ сланцѣ, смѣшанномъ съ смолистымъ рухлякомъ, попадаются по рѣкѣ Нагольной валуны кварца и свинцоваго блеска съ цинковой обманкою. Здѣсь же открыто и постоянное мѣсторожденіе оныхъ вмѣстѣ съ зеленою свинцовою рудою, мѣднымъ колчеданомъ и мѣдною синью», а в примечании указывается, что месторождение сие открыто маркшейдером Козиным. Это есть первое документально зафиксированное упоминание о полиметаллических рудах Нагольного Кряжа.

В этой статье Ковалевский впервые вводит также и само понятие "Донецкий Кряж". "Заключенный въ сихъ предѣлахъ кряжъ , который по имени Донца, представляющаго самую занимательную онаго сторону , можно назвать Донецкимъ", - пишет он.

Примерно в это же время Ковалевский и Ильин рассылают экспедиции горных инженеров в разные концы Донецкого и Приазовского края. Исследовать бассейны рек Нагольчик и Миуса отправлен инженер А.П. Сырохватов, проводивший съемки местности в 1827 году, о чем подробно изложил в статье «Опыт геогнастического исследования гор Миуского Донского начальства по рекам Нагольной и Миусу», Горный Журнал т.5, 1828 год. Сырохватов первым употребляет понятие Нагольного Отрога (Кряжа).  «Гряду высотъ, часть Донецкаго кряжа составляющую, которая беретъ начало свое при истокѣ рѣчки Нагольной, тянется въ рядъ съ берегами оной, и какъ бы оканчивается при впаденіи ея въ Міусъ, можно почесть отдѣльною цѣпью, и назвать Нагольнымъ отрогомъ».

Страница Горного Журнала, т.5, 1828. В этой статье впервые вводится понятие Нагольного Кряжа

В следующем 1829 году в Горном Журнале, номера 1, 2 и 3 появляется большая монография Е.П. Ковалевского под названием «Геогнастическое обозрение Донецкого Горного Кряжа».  Это, пожалуй, первое достаточно полное и системное геологическое описание Донбасса. Нашлось в нем место и полиметаллическим месторождениям Нагольного Кряжа. «Съ давняго времени, жители селенія Нагольнаго занимаются собираніемъ галекъ свинцоваго блеска, выносимаго изъ окрестныхъ горъ водою. Во время таянія снѣговъ и послѣ сильныхъ дождей, они наиболѣе запасаются сею рудою, которую, по легкоплавкости ея и по богатому содержанію въ ней металла, удобно плавятъ въ желѣзныхъ ковшахъ, прибавляя вмѣсто флюса, нѣсколько сала. Изъ получаемаго такимъ образомъ свинца, они отливаютъ обыкновенно ружейныя пули», - пишет он.

Здесь же указывается, что «Первое извѣстіе о нахожденіи свинцовыхъ рудъ въ здѣшнемъ краю, получило Правительство, въ 1801 году, чрезъ Горнаго Офицера Ильина, который теперь есть Начальникъ Луганскаго завода. Проѣзжая сіи мѣстіа, онъ замѣтилъ признаки свинцовыхъ рудъ, осмотрѣлъ оные и достигъ до мѣсторожденія ихъ, какъ онъ изъясняется въ своемъ донесеніи Правленію Луганскаго завода. Но сіе извѣстіе осталось безъ дальнѣйшихъ послѣдсшвій. Въ 1820 году Оберъ-Гиттенфервалтеръ Козинъ нашелъ по рѣкѣ Нагольной признаки свинцовыхъ рудъ, а въ одтіомъ изъ нихъ при Козьей Балкѣ открылъ и жильные оныхъ положеніе. Наконецъ въ 1827 году отправлена была въ сіи мѣста, для развѣдки свинцовыхъ рудъ, особенная Горная партія (подъ начальствомъ Першина 2 и Бема).»

Тут стоит сделать кое-какие немаловажные ремарки. Все издания, в которых упоминается история Нагольного Кряжа отмечают как стартовую дату - 1795 год, причем фактически цитируют по цепочке друг друга, изначальным же первоисточником для такого утверждения является статья Сырохватова. Там сказано, что еще в 1795 году инженер Ильин находил в окрестностях завода прожилки свинцового блеска. С этой даты начинают отсчет все авторы, в том числе весьма именитые: Чернышев, Романовский, Самойлов, Степанов, и далее за ними все источники изданные в Советское время. При этом ссылка идет лишь на вышеупомянутую статью Сырохватова в Горном Журнале за 1828 году. При этом абсолютно все игнорируют вышедшее годом позже обширное обозрение Донецкого Кряжа писанное пером Ковалевского, который, к слову сказать, был начальником Сырохватова и весьма близким соратником Ильина. Цитата оттуда приведена выше и в ней явно фигурирует год 1801. Да и не мог никак Ильин "обозревать" местность удаленную от Луганского завода более чем на 60 км в 1795 году, как минимум по двум причинам: а) сам завод был основан лишь в конце 1795 года; б) Ильин поступил на службу в завод в 1799 году. Эта явная ошибка, умудрившаяся единожды ворваться в историю и копироваться с завидным постоянством вот уже почти 200 лет, заставляет нас весьма критично относится к любым даже самым серьезным трудам самых уважаемых авторов. 

Однако вернемся к работе Ковалевского, Евграф Петрович отмечает, что в конце 1828 года в дачах деревни Есауловка ее хозяином старшиной Лукьяновым были обнаружены образцы свинцовой и цинковых руд весьма схожих с Нагольненскими. Согласно тогдашней геологической географии, бугры Есауловки были отнесены к системе Миуского Кряжа, а не Нагольного. Тогда же было отмечено достаточно высокое содержание серебра в свинцовых рудах Кряжа. 

На самом деле датой начала системного изучения месторождений Нагольного Кряжа следует считать 1827 год, за год до этого Ильин выслуживается до начальника Луганского литейного завода, теперь уже ничто не мешает ему сконцентрировать усилия на исследовании обнаруженных им более четверти века тому свинцовых руд в районе реки Нагольной. С этого момента начинается первый этап работ на Нагольном Кряже. В том году на изучение геологии местности отправляется партия под руководством упомянутого А.П. Сырохватова, разведка свинцовых руд по реке Нагольной непосредственно поручается А.И. Першину и П. Бему. К 1828 году к работам подключается маркшейдер И.Н. Быков, уже годом ранее уже было заложено четыре разведочных шурфа – Вечерний, Восточный (в слободе Нагольной), Нагольненский (на противоположном берегу реки) и Киселевский (по балке Киселевой в трех верстах от слободы). 3 и 7 августа 1830 года А. Таскиным и И.Н. Быковым проведены две опытные плавки руд, которые, впрочем, не увенчались успехом и разведочные работы в слободе Нагольной были приостановлены вплоть до 1832 года. Рудник получает название «Николаевский прииск».  

В том же 1830 году Таскин публикуют статью «О свинцовых рудах, открытых в окрестностях Луганского литейного завода и об опытной плавке оных», Горный Журнал, т. 9, 1830 год.  Здесь по-прежнему рассматриваются два месторождения в районе села Нагольного и в районе Есауловки. Если в первом случае уже прямо говорится о шахтах (Вечерняя и Вознесенская), то во втором до сих пор ведутся лишь поверхностные работы. «Кроме свинцоваго блеска (съ большимъ количествомъ цинковой обманки), онъ содержать еще фалерцъ, медную синь и зелень, а притомъ отличаются отъ Нагольнскихъ и по образу своего нахожденiя, заключаясь въ кварце, который … тянется и слоями и жилами….  Въ кварце, вместилище Есауловскихъ рудъ часто попадаются весьма красивыя и правильныя щетки горнаго хрусталя». (Фалерц – блеклая руда, скорее всего все-таки имеется в виду бурнонит, изрядно встречающийся в районе Есауловки. – прим. автора).

В декабре 1835 года работы были прекращены в виду бедности руд. Так заканчивается этап работ на Нагольном Кряже. 

В середине столетия исследования носили эпизодический. Заключения имели чаще негативный характер. Поскольку они не сыграли особой роли в нашей истории и что важнее никаких серьезных горных работ в то время не производилось, то и я не буду их приводить, а интересующихся отошлю к книге Самойлова, где сей этап не обойден вниманием. 

19-ое столетие входит в последнюю свою четверть. В пределах прежде патриархальных диких степей Донбасса начинается настоящий промышленный бум, притягивающий к себе взоры виднейших инженеров, а также капиталы отечественных и зарубежных предпринимателей. Донбасс как магнит притягивает к себе предприимчивых, умных и смелых людей. "Русской Америкой" называют все чаще и чаще наш край в те времена. Там, где раньше лишь паслись табуны лошадей и отары овец, ныне протянулись нити железных дорог, выросли рукотворные горы терриконов угольных шахт, взмылись ввысь трубы новых металлургических заводов, вокруг которых начали разрастаться рабочие и шахтные поселки, достаточно быстро превращающиеся в настоящие города. Достаточно перечислить название городов Донбасса – Юзовка (ныне Донецк), Горловка, Енакиево, Алчевск, Иловайск и др., все они названы по фамилиям инженеров-предпринимателей и/или магнатов-инвесторов тех лет. В 1869 году валлиец Джон Хьюз начинает строить металлургический завод, тогда не ведая, что закладывает будущую столицу Донбасского края город Донецк. В 1879 году Аркадий Васильевич Миненков находит в районе поселка Зайцево киноварь, с этой находки начинается история Никитовского ртутного месторождения. Примерно тогда же, в 1882 году, на Донбассе появляется молодой ярославский помещик выпускник Института инженеров путей сообщения Андрей Николаевич Глебов.  Через какое-то время он знакомится с местным олигархом-промышленником, бывшим казачьим есаулом Иваном Григорьевичем Иловайским и достаточно быстро превращается в его компаньона в Макеевском угольном руднике.

Возрождение интереса к подземным богатствам Нагольного Кряжа связано прежде всего с именем этого предприимчивого инженера. В 1887 году в окрестностях Нагольного случайным образом местными крестьянами было найдено несколько крупных кусков эмболита (хлористо-бромистого серебра). Эти слухи вызвали некоторый ажиотаж. Глебов настолько поверил в перспективу и свою удачу, что в 1889 году, заложив свое ярославское имение выкупил 2700 десятин земли и взял в аренду еще 5000 десятин в районе слободы Нагольной (ныне Нагольно-Тарасовка) и села Нагольчик (ныне Нижний Нагольчик) и начал масштабные даже по сегодняшним меркам работы. 

Вокруг Глебова и его предприятий впоследствии родилось множество домыслов и, откровенно говоря, недостоверной информации. Особенно, это поощрялось в Советское время, когда согласно генеральной линии в любой работе требовалось клеймить «буржуев-эксплуататоров». На самом же деле детальное изучение вопроса показывает, что Глебов был весьма неординарной личностью – достаточно талантливым инженером и, как говорят сегодня, успешным и рискованным предпринимателем. К сожалению, эта яркая сточка в истории Нагольного Кряжа длилась недолго всего 6 лет с 1889 года по 1895, окончивший вместе с гибелью Андрея Николаевича, которому на момент трагической смерти было всего 37 лет. После его гибели предприятия проработали еще почти два года и были остановлены окончательно.

А.Н. Глебов

Итак, эта история началась в 1889. Вместе с Глебовым к работе приступает его ближайший помощник и управляющий рудниками горный инженер Ф.К. Ляшенко и горный инженер В.В. Мурзаков. В слободе Нагольной была восстановлена шахта Вечерняя, закрытая еще в 1834 году, иронично переименованная в шахту Утреннюю, недалеко от этого места несколько южнее вскрыты так называемые Уральские штольни, также бьются разведочные шурфы в районе балки Журавки. Бывшая казенная шахта Вечерняя, а ныне Утренняя углублена до 70 метров, в ней вскрыты рудоносные жилы, имеющие собственные названия: Глебов, Удобная, Толстая, №1 и Дальняя. В районе балки Журавки небольшая шахта была пройдена по жиле Андрей.

План ш-та Утренняя в Нагольной, Чернышев, 1893г.

Второе место где Глебов сконцентрировал свои усилия находилось южнее села Нагольчик, на южном склоне Второго бугра в районе балки Вербки, впадающей в реку Нагольчик. Здесь были открыты богатые рудоносные жилы Надежда, Варвара, Вера (она же Степан) и Василий.  При этом разработка велась по двум жилам Варвара–Вера (Степан). 

Однако уже в 1892 году все работы в районе слободы Нагольной были остановлены, шахты затоплены, все ресурсы перенесены в район Нагольчика (ныне Нижний Нагольчик). Как сказано, это произошло «вследствие экономических расчетов». В 1892 году начаты работы на Остром Шпиле (Бугре), расположенном в двух верстах от свинцово-цинковых месторождений Варвара-Степан. Именно здесь было обнаружено первое в Европе золото. Глебов арендовал у помещика Прохорова земли и уже вскоре на Остром Шпиле кипела работа. Думаю, что именно, в связи с этим и были прекращены работы в Нагольной отстоящей от Нагольчика более, чем на 30 км. К 1895-1896 годах в районе Нагольчика были построены: а) обогатительная фабрика для свинцовых и цинковых руд, б) свинцово-плавильный завод, в) толчейная и амальгамационная фабрика для извлечения золота из жил кварца.

Работы Глебова заинтересовали Геологический комитет и осенью 1892 года сюда прибывает горный инженер Ф.Н. Чернышев. Впоследствии Феодосий Николаевич станет действительным членом Академии Наук, директором Геологического Комитета Российской империи. Именно руководству Чернышева приписывается создание блестящей школы донецких геологов, в числе которых профессор Л.И. Лутугин, академик П.И. Степанов и другие. 

Ф.Н. Чернышев

В 1893 году в «Горном Журнале» т2, печатается его, Чернышева, статья «Мѣсторожденія цинковыхъ и свницовыхъ рудъ въ Нагольномъ Кряжѣ». В этой статье подробно и обстоятельно описываются Глебовские месторождения, характер залегания и состав рудных жил.

В том же 1893 году основные усилия Глебова перебрасываются на золотые прииски Острого Шпиля. Глебов и Ляшенко объезжают страны Европы, перенимая передовой опыт рудничного дела. В мае того же года золотодобывающая компания Глебова приняла участие на международной Колумбовой выставке в Чикаго, где Андрей Николаевич получил золотую медаль из рук президента США.

Нагольный Кряж посещают зарубежные геологи, появляются статьи и доклады в западной печати. Пожалуй, наиболее значительной является «Rapport sur les gîtes de plomb et de zinc par George Moreau» (Доклад о свинцовых и цинковых залежах Жоржа Моро) на французском языке.

 Летом 1894 года Горный департамент отряжает на глебовские рудники профессора Геннадия Даниловича Романовского и уже знакомого нам Феодосия Николаевича Чернышева. 

«Господиінъ Министръ Земледѣлія и Государственныхъ Имуществъ, въ виду важнаго экономическаго значенія цинковаго и свинцоваго производствъ вь Нагольномъ кряжѣ области Войска Донского, призналъ полезнымъ командировать меня и старшаго геолога горнаго инженера г. Чернышева для осмотра развѣдочныхъ работъ, производимыхъ тамъ инженеромъ Глѣбовымъ. Кромѣ того, мнѣ было предложено осмотрѣть окрестности Нагольнаго кряжа, между рѣками Нагольной, Міусомъ и Крынкою, гдѣ также были указанія на присутствіе означенныхъ рудъ», - пишет профессор Романовский.

Г.Д. Романовский

По результатам этой поездки в 1895 году появляется статья в Горном Журнале (т.2, 1895 г.) «Отчет об осмотре месторождений свинцовых и цинковых руд, разрабатываемых Глебовым в Нагольном Кряже», которая существенно дополняет первую статью Чернышева двухгодичной давности. Приводятся расширенные сведения об Остром Бугре, где как указывается найдено 12 кварцевых жил, несущих в себе видимые знаки золота. "Весьма замѣчательна одна мѣстность въ Нагольномъ кряжѣ между рѣками Нагольчикомъ и Крѣпинькой — это именно западный склонъ одной бугристой гряды, идущей WNW отъ вершины балки Вербки, что около шахтъ г. Глѣбова, оканчивающейся небольшою возвышенностыо подъ названіемъ «Острого бугра или шпиля», расположеннаго около 3-хъ верстъ къ западу какъ отъ с Нагольчика, такъ и отъ рудника Глѣбова…На протяженіи «Остраго бугра» были заложены двѣ развѣдочныя шахты: одна, ближняя къ с. Нагольчику, около 20 саж. глубины, и другая въ 3/4 версты къ западу отъ первой углублена до 16 саж... Нѣсколько занаднѣе отъ линіи шурфовъ, на довольно значительной площади, проведено до 12 рядовъ неглубокихъ разрѣзовъ или рвовъ, обнажившихъ по простиранію отъ 10 до 30 саженъ вышеозначенныя желѣзисто-кварцевыя жилы, которыя являются иногда сдвинутыми, но чаще крестообразно пересѣкающимися. Эти кварцевыя жилы имѣютъ особый петрографическій характеръ, отличающій ихі, отъ жилъ Нагольчика: онѣ весьма желѣзисты, иногда ячеистаго сложенія, не заключаютъ цинковой обманки и лишь мѣстами въ нихъ оказываются вкрапленности свинцоваго блеска. Поводомъ продолжавшихся еще при мнѣ детальныхъ развѣдокъ этихъ жилъ послужило присутствіе въ нихъ золота, въ видѣ едва замѣтныхъ въ лупу чешуекъ, вкрапленныхъ въ кварцъ и попадающихся также свободными при ручной отмывкѣ въ простой чашѣ шламоваго рѵднаго песка, какъ это производилъ въ моемъ присутствіи горный инженеръ Ф. К. Ляшенко, завѣдующій рудниками г. Глѣбова».

План площадей разведок Глебова в районе современного Нижнего Нагольчика, Чернышев, 1893г.

В то же время он пишет про «ажиотажный» Семенов Бугор, что несмотря на то, что его шурфили и даже строили небольшие шахты все, кому не лень (Авдаков, Иловайский, Зимовский и Глебов, весьма известные предприниматели того времени), однако серебра так более и не было найдено.

Что касаемо Нагольничанских рудников, то тут Романовский отмечает, что к моменту его приезда главная шахта, работавшая по жиле Вера (Степан) достигала 43 саженей (более 91 метра).

Вид с жилы Надежда на Варвара-Степан (Вера)

Цинковая обманка и свинцовый блескъ располагаются въ жилахъ иногда лентообразными полосами, или же чаще образуютъ отдѣльныя скопленія среди кварца, съ брекчіевидными включеніями чернаго глинистаго сланца; кварцъ, бѣлый или желѣзистый, около зальбандовъ является нерѣдко красивыми друзами горнаго хрусталя, иногда въ сопровожденіи таблицеобразныхъ кристалловъ известковаго шпата. Въ жилахъ вообще значительно и даже исключительно преобладаетъ цинковая обманка, почему онѣ заслуживаютъ названія свинцово-цинковыхъ рудъ….Что касается характера осмотрѣнныхъ мною горныхъ выработокь, идущихъ отъ главной шахты, и рудничныхъ устройствъ на пріискахъ г. Глѣбова около с. Нагольчика, то первыя проведены и вообще ведутся правильно. Рабочая (главная) шахта «Вѣра» или «Степан», опущенная на жилу Вѣра до 43 саж. глубины, закрѣплена срубовою крѣпью изъ дубовыхъ половинокъ и плахъ, расположенныхъ среди твердыхъ породъ, чрезъ 2—3 вершка; обыкновенныя рудничныя лѣстницы располагаются между полками шахты чрезъ каждыя 3 сажени; подъемныхъ отдѣленій два; руда и пустая порода поднимаются въ бадьяхъ на обыкновенномъ канатѣ съ нагрузкою около 30 пудовъ; надшахтное зданіе представляетъ «обшитый тесомъ» коперъ, около котораго располагается подъемный конный воротъ. Отъ устья шахты идетъ длинный рельсовый эстакадъ или помостъ къ отвалу; изъ поднятыхъ бадей матеріалъ сортируется на рудоносные штуфы и отвальный камень; первые еще разбираются на болѣе богатые и бѣдные куски и затѣмъ разсортировываются, по болышему или меньшему содержанію въ нихъ цинковой обманки или свинцоваго блеска, и складываются на площадкѣ открытаго рудничнаго двора. Пустая порода изъ бадей перегружается въ платформенные вагоны, ящики которыхъ опоражниваются опрокидываніемъ ихъ въ концѣ эстакада. Въ рудникѣ воздухъ очень чистый, вслѣдсгвіе естественнаго провѣтриванія выработокъ чрезъ шахты Вѣра и Варвара. Притокъ воды незначительный и водоотливъ производится двумя паровыми насосами системы Камерона, расположенными надъ зумфами шахтъ въ двухъ сообщающихся между собою горизонтахъ; паръ доставляется съ поверхности по трубамъ отъ двухъ паровиковъ, расположенныхъ недалеко отъ устья шахты Вѣра. Кромѣ рудныхъ штуфов, сложенныхъ на рудничномъ дворѣ, здѣсь имѣется «шлиховая», т. е. небольшой сарай, гдѣ сложены различные сорта шлиховъ, руднаго орѣшника и подрудка. При рудникѣ имѣются каменныя зданія, какъ-то: контора для инженера, бухгалтера, письмоводства и кассы; особыя чертежная и лабаторія, въ которой производятся пробы рудъ; магазинъ съ большой прекрасной коллекціей мѣстныхъ рудъ и горныхъ породъ; помѣщенія для различныхъ вещевыхъ складовъ; кузница и слесарня. Вдали отъ рудника выстроена небольшая кладовая «динамитка», для храненія пороха и динамита, и деревянный холерный баракъ. Кромѣ нѣкоторыхъ помѣщеній для рабочихъ, которые отчасти приходятъ изъ расположеннаго вблизи рудника села Нагольчика, на противоположной сторонѣ означенныхъ рудничныхъ построекъ, въ долинѣ рѣчки (балки) Вербки, расположенъ помѣстительный домъ для завѣдующаго рудникомъ и пріѣзжихъ инженеровъ, около котораго заканчивался постройкой такой же новый домъ для прочихъ служащихъ. На этой же сторонѣ расположена большая кирпичеобжигательная печь съ заготовленнымъ при ней кирпичемъ.

Вид на отвалы ш-ты Капитальная Ц-Нагольничанского рудника (жила Варвара-Степан (Вера)), на горизонте отвалы жилы Надежда

По некоторым данным данным на глебовских рудниках работало порядка 160 рабочих, в основном из местных крестьян. 

План разведочных работ в районе Нижнего Нагольчика по Г.Д. Романовскому

В те годы России не хватало свинца для собственных нужд. Так в 1891 году выплавлялось 42,000 пудов свинца, в то время как из-за границы завозилось 1 250,000 пудов, в связи с  этим месторождениям Глебова уделялось весьма пристальное внимание со стороны правительства.

Насколько известно, предприниматель сумел привлечь 1,2 млн государственных денег. Не сильно углубляясь в точность расчетов эта цифра с учетом сегодняшних цен и курсов составила бы порядка 25 миллионов долларов США или порядка 1,7 миллиарда рублей по ценам и курсам на конец 2020 года. В 1895, судя по всему, Глебову уже изрядно не хватает денег, он создает «Акционерное общество Глебовских металлургических заводов», которому инженер-бизнесмен продает за 2 млн. рублей рудники, причем самым крупным акционером остается по-прежнему он сам. 21 октября 1895 года Андрей Николаевич охотился в Красном Селе под столичным Санкт-Петербургом в великосветской компании князя Сергея Долгорукого и магната Вячеслава Тенищева. Прогремел неудачный выстрел и Глебова не стало. Сразу же начались пересуды о неслучайности выстрела, но дело, как говорят сегодня, было «замято и спущено на тормозах».

Предприятие проработало до своего финансового краха в 1897 году еще почти два года, нигде нет точных данных, но по всей видимости, главным акционером в это время был младший брат Андрея Николай Николаевич Глебов, также выпускник Института путей сообщений, компаньон старшего брата, крупный предприниматель, изобретатель, философ, близкий товарищ академика Вернадского. За все время работы предприятия по информации управляющего Ляшенко было добыто 18,5 фунтов золота (то есть 7,58 кг), 16 фунтов серебра (6,56 кг), обогащенной цинковой руды около 1000 тонн, свинца 235 тонн. Думается мне, что была как минимум еще одна причина, почему в 1897 году прекратилась добыча свинцово-цинковых руд в Донбассе, именно в этом году были открыты богатейшие полиметаллические месторождения в Дальневосточном Тетюхе (Дальнегорск).

Старые Глебовские проходки на Остром Бугре

Тем самым был окончен второй, наиболее блистательный, эпизод в истории горной отрасли Нагольного Кряжа.

В 1897 году выходит очерк Чернышева и Лутугина «Донецкий Бассейн». В нем впервые упоминается второе проявление золота в Нагольном Кряже южнее слободы Бобрик-Петровского (сегодня Бобриково).

Л.И. Лутугин

В 1906 году Яков Владимирович Самойлов защищает докторскую диссертацию. Этот труд, изданный в виде отдельной книги под названием «Минералогия жильных месторождений Нагольного Кряжа» и поныне является главнейшей настольной книгой, связанной с геологией и минералогией описываемой местности. Оппонировал при защите своему любимому ученику академик В.И. Вернадский. Автор посетил Нагольный Кряж в 1904 году, к тому времени все работы по добыче полиметаллов, золота и серебра были прекращена, лишь терриконы угольных шахт продолжали расти ввысь. Автором были тщательно изучены все имеющиеся коллекции нагольничанских минералов. Ф.Н. Чернышев (к тому времени уже академик) предоставил ему коллекцию Геологического комитета, часть которой была им собственноручно собрана. Профессор В.И. Вернадский передал коллекции Московского университета, также образцы, ранее хранимые в музее Нагольчика, а также коллекцию А.О. Шкляревского; кроме того, автору были предоставлены образцы М.Е. Квитки.

Я.В. Самойлов

В своей книге Самойлов подробно останавливается на вопросах истории исследования Нагольного Кряжа, даёт характеристики месторождений, и, собственно впервые, подробно описывает местную минералогию.  Автор выделяет 38 минералов, разделяя их по химическим классам, причем некоторые из них для Нагольного Кряжа указываются впервые. Дается указание и описание 17-ти рудных месторождений в пределах Нагольного Кряжа, которые отмечены на прилагаемой карте. 

Фотография карты Нагольного Кряжа из моего экземпляра книги Я.В. Самойлова

Район Есауловки-Нижнего Нагольчика-Орехового-Вишневого-Дьяково

Район слободы Нагольной (Нагольно-Тарасовки)

Но в целом монография Самойлова дает отрицательную оценку перспективности Нагольного Кряжа.

Далее мы можем встретить упоминания о месторождениях Кряжа в описаниях геологических планшетов VII-26 (1911 г.) и VII-25 (1910 г.) за авторством Павла Ивановича Степанова. К сожалению, в пределах этих планшетов находятся лишь месторождения Нагольно-Тарасовки и площадь района сел Ореховое и Вишневое (в те годы Греков или Греков-Вишневецкий).

После отрицательной рецензии Самойлова о Нагольном Кряжа вновь забывают вплоть до 30-х годов 20-го века. Теперь уже молодая Советская Россия нуждается в полиметаллах. Об этом месторождении вспомнили в 1929 году, когда отправили на Донбасс электроразведочную партию. В 1930 году начались работы по откачке воды из Глебовской шахты №1002 (ш-та Капитальная Центрально-Нагольничанского рудика) в районе Нижнего Нагольчика. Работами руководил Константин Николаевич Вифанский, они продолжались на протяжении 1930-1931 гг. Тогдашние исследования также дали отрицательный результат, но благодаря энергии горного инженера А.П. Дорофеева дело Нагольного Кряжа не заглохло. Была подключена парторганизация только что построенного Константиновского цинкового завода (который, к слову сказать, всю свою историю проработал на руде из Приморья). Новые исследования, начатые в 1933 году, оказались благоприятны и с позволения Донецкого областного партийного комитета был создан трест Донбассполиметалл. Территория была разбита на участки: Новопавловский, Есауловский, Центральный, Дьяковский, Бобриковский, Орехово-Грековский, Нагольно-Тарасовский. Тогдашнее состояние дел подробно излагается в монографии «Нагольный Кряж», П.В. Кулибин, 1936 год. В 1935 году ассигнование Наркомтяжпрома для Донбассполиметалла было увеличено до 4,575,000 советских рублей. 

Граница оруденения Нагольного Кряжа по Кулибину

Произведя подсчет запасов рудоуправление вновь приходит к выводу о нерациональности разработки, такой ответ не устраивает Наркомтяжпром и на Нагольный Кряж отправляется новая комиссия под руководством профессора Д.И. Щербакова. Комиссия принимает решение о возобновлении разведки. Для поисковых работ была создана Донецкая комплексная экспедиция Главного геологического управления, а восстановительные работы передаются реорганизованному Донбассполиметаллу. В течении 1938-1940 годов комплексная экспедиция под руководством Якжина и Князева занималось исследованиями по всей площади Нагольного Кряжа.

Районы Нагольного Кряжа по Кулибину

Впервые, детальная разведка по-настоящему затронула Есауловский участок. На тот момент на этом участке указываются три зоны оруденения. Работой на Есауловском рудном поле руководил П. Белик. Его статья «К минералогии Есауловского полиметаллического месторождения в Нагольном Кряже» выходит Записках Всероссийского минералогического общества, 1938 г., №1. В данной статье описывается характер месторождения, а также минералы встречаемым здесь. Шурф №8, заложенный автором, вскрыл рудные жилы до глубины 23 метров, пробурена скважиной до глубины 100 метров. В этой статье впервые описываются довольно значительные количества найденного буланжерита и его парагенезис с другими минералами. 

Район Есауловки по Белику

Наиболее перспективными являются шурфы №1 и №8, из первого жилы прослежены по простиранию на 100 метров, а из восьмого на 80 метров. Кроме данной зоны оруденения Кулибин отмечает расположенные несколько западнее (в 3-х километрах) от главного рудного поля в долине балке Грузской продолжение жил, вскрытых канавами, а также шурфами №4 и №5. Интересна третья зона, которая также расположена на балке Грузской, но ниже по течению, примерно в 800 метрах от предыдущего. Здесь описана жила с экзотическим названием «Крокодил». Вскрытая одной из канав, жила имеет сеточную структуру, по форме напоминающая крокодила. Здесь наблюдается отличное от других Есауловских проявлений по минеральному составу оруденение. 

В «Геологии СССР», том №7 «Донецкий бассейн» под редакцией П.И. Степанова, 1944 год есть раздел, посвященный рудным полезным ископаемым, автор Л.А. Додин. Здесь сказано, что наиболее богатые руды в Есауловском рудном поле вскрыты шурфами №1 и шахтой Капитальной, по сути одно является продолжением другого, так как именно шурф №1 со временем перерос в ш-ту Капитальную, которую успели до начала ВОВ пройти до глубины 50 метров, а буровыми скважинами до 200 метров. Также в «Геологии СССР» упоминаются участки «жила Крокодил» и «жила Комсомольская», в которых не встречается буланжерит, но наряду с галенитом, сфалеритом, бурнонитом попадается фрейбергит (серебряная сурьмяная блеклая руда). Отмечается, что в жиле Крокодил встречаются раздувы мощностью до 3 метров(!).  

П.И. Степанов

Не забыли и про Острый Бугор. Работы на нем проводились в 1934-1935 гг., было вскрыто 55 кварцевых жил мощностью от 10 см до 2м. Месторождение призналось перспективным, требующим доразведки, но дальше этого дело не пошло. 

Вид с Центрально-Нагольничанского рудника (Варвара-Степан) на Острый Бугор

Что касается Центрального (или Центрально-Нагольничанского) участка, то там были восстановлены добычная и вентиляционная шахты на жиле Надежда – шахта получила название «Капитальная», обнаружены новые жилы: Западная – в 50 метрах на запад от Варвары, Первомайская – в 1700 метрах на Восток от Надежды, а также новая мощная жила с блеклой рудой, сделаны новые разведочные шурфы в районе балки Шевцова и Широкой.

На Нагольно-Тарасовке также была откачана бывшая глебовская шахта «Утренняя», уже во второй раз в своей истории.

В целом выводы комиссии по полиметаллическим месторождениям были неутешительны: Ц-Нагольничанское не содержит промышленных запасов, Нагольно-Тарасовка требует доразведки и лишь Есауловка признана промышленным объектом мелкого масштаба.

Александр Андреевич Якжин, впоследствии ректор Московского Геолого-Разведочного Института (МГРИ) опубликовал ряд монографий, посвященных Нагольному Кряжу, такие как «Рудные месторождения Нагольного Кряжа», 1941 г., «Геологическое строение и некоторые вопросы минерализации Нагольного Кряжа», 1952 год. В те же годы выходит ряд статей и работ горных инженеров и геологов, работавшей в указанной экспедиции. В этой же партии работал минералог, будущий академик Евгений Константинович Лазаренко, под редакцией которого в 70-х годах вышел фундаментальный труд в двух томах «Минералогия Донецкого Бассейна». Его авторству принадлежит открытие на Нагольном Кряже нового минерала, получившего название донбассит. К слову сказать, им же был открыт и второй минерал "тарасовит", получивший название в честь Нагольно-Тарасовки, в последствии дискредитированный.

Бывали и достаточно курьезные попытки исследований Нагольного Кряжа. Так Бюллетене научно-технического отдела при УкрСовнархозе говорится о том, что в сентябре 1920 года для осмотра состояния дел на местность был отправлен товарищ техник Ровенский. Как указывается в статье, "добывать нынче руду стало гораздо легче, так как нет никаких хозяев земли, никаких концессий у которых нужно покупать права или брать в аренду землю". Странная логика первых коммунистических лет. Но тогда работы так и не удалось поставить в силу разных причин, главной из них называлась … (!): «невозможность удержать рабочих в виду мобилизации таковых».

Разведочные шурфы и канавы Донбассполиметалла покрыли всю территорию Кряжа. В 1940 году все изыскания в очередной раз были остановлены. Так подошел к концу третий значительный этап исследований Нагольного Кряжа.

В меньшей мере, чем остальной Донбасс Нагольный Кряж затронула урбанизация советского периода, но и тут выросли новые города, крупнейшими из которых являются Антрацит и Красный Луч, а также Ровеньки и Миусинск. В виду гористой местности также немалая часть Кряжа, в отличие от близлежащих районов сохранила нетронутую, нераспаханную степь, что также сегодня придает местности некоторую долю очарования. 

В следующий раз о нем вспомнили уже после Второй Мировой Войны. Теперь стране нужен был пьезокварц. Как известно, все работы на это сырье в СССР были строжайше засекречены и гораздо легче добыть любые дореволюционные материалы, нежели хорошо задокументированные, но засекреченные советские. Мне удалось полистать лишь один из отчетов, на котором стоит гриф "совершенно секретно". Пьзокварцевыми работами руководил Евгений Николаевич Тахтаров.

Мне удалось восстановить хронологию разведывательных работ того времени. В общих чертах она выглядит таким образом:
1950-1952 гг - Нагольная Тарасовка (Нагольно-Тарасовка), Острый Бугор
1953 г. - открыто Ново-Любимовское месторождение
1955 г. - Михайловский и Чапаевский участки
Работы длились по 1956 год. Был проделан достаточно объемный труд. Новые разведочные канавы и шурфы бороздят степи Нагольного Кряжа. Ранее, казалось бы, хорошо изученные жилы Нагольно-Тарасовки (сл. Нагольной) и Острого бугра рассматриваются под призмой нового взгляда. Оценка идет по новому критерию - не важно есть или нет руда, важно, чтоб были кварцевые жилы с существенными раздувами, содержащими кондиционный горный хрусталь. Наиболее значимые работы приходятся на неразрабатываемые доселе площади Орехово-Грековского (сегодня правильнее было бы назвать Орехово-Вишневецкого) участка. В 1953 "открывается" Ново-Любимовское месторождение. 

Впервые о кварцевых жилах данного проявления можно прочесть еще у Самойлова: "Интересно замечание об жилах близи Орехового у Липового оврага о том, что здесь встречается наибольшее кристаллографическое разнообразие горного хрусталя".

Упоминание об этом месторождении в относительно открытых источниках можно найти лишь в пояснительной записке к геологической карте СССР лист М-37-ХХХIV. В ней говорится, что кварцевые жилы связаны с трещинами двух типов: продольных зон смятий и поперечных сбросов. Первые достигают длины полутора километров, вторые же до сотни метров. Месторождение отнесено к забалансовым. Еще и сегодня хорошо просматриваются канавы, сделанные в те годы, также и сегодня не сложно найти в тех местах кристаллы и друзы кварца. Указанная геологическая партия Тахтарова полностью прекратила деятельность на Нагольном Кряже после 1956 года, закончив за сим четвертый этап его исследования и разработок.
Разведочные канавы на пьезокварц, Ново-Любимовское м-ние

Современная добыча друз горного хрусталя, Ново-Любимовское месторождение
Вновь на Нагольном Кряже затарахтели дизеля техники в 1972 году. В этот раз основные работы ведутся на Бобриково. Магическое слово "Золото" желтой искоркой освещает их. С одним из основных участников работ тех лет Ароном Ильичем Резниковым, человеком увлеченным Нагольным Кряжем, мне удалось вкратце пообщаться. Можно сказать, что тогда начался пятый этап исследований и работ.

В эти годы все проявления Кряжа относящиеся к Северной и Южной ветвям Главной антиклинали. Согласно А.И. Резникову, А.П. Иванову и Е.К. Лазаренко. К северной ветки относят Есауловское и Нагольно-Тарасовское месторождения, участок Семенов Бугор, участки Ореховский, Грековский, Грибоваха и балка Водяная. К южной ветви - Остробугорское, Центрально-Нагольничанское (два участка: Центральный и балка Шевцова) и Бобриковское месторождения, Новопавловский, Южно-Есауловский и Дьяковский участки. Среди полиметаллических месторождений единственным перспективным Лазаренко называет Есауловское. Впервые отмечается значительное различие между проявлениями северной и южной группы (На Нагольном Кряже Главная антиклиналь Донбасса разделяется на две параллельные ветви: северную и южную - прим. автора). Жилы северной зоны отличаются обилием карбонатов (кварц-анкеритовые жилы) и значительным содержанием сурьмы (буланжерит, бурнонит, тетраэдрит, антимонит, ульманит), жилы южной зоны преимущественно кварцевые и в них присуствуют в большей степени мышьяковые минералы - арсенопирит, герсдорфит, теннантит. В рудах северной зоны всегда сфалерит преобладает над галенитом, а в южной наоборот. 
Но вернемся к истории. В своей работе в 1941 году Якжин пишет о Бобриково, что "все вскрытые жилы не имеют никакого промышленного значения как месторождение цветных и благородных металлов". Но цена золота продолжает расти и в начале 60-х годов трест "Луганскгеология" ("Ворошиловградгеология" - эти два названия согласно политическим ветрам неоднократно сменяют друг друга) проводит геологическую съемку масштаба 1:50000 на Бобриковском участке и попадает на перспективные золотоносные жилы. В результате комплексных разведочных работ в 1967-1971 годах на Бобриковском месторождении выделяется два перспективных участка с прогнозными запасами золота до 200 кг. С 1972 года возобновляются целенаправленные работы на Нагольном Кряже. Разведочные канавы и сеть буровых скважин взрезает бугры к югу от села Бобриково. Работы здесь длятся до 1980 года и к этому времени проходятся одна расчистка, 93 канавы, 5 шурфов и 110 буровых скважин. Отсюда и до конца советской власти по какой-то причине более не производится никаких движений. Нельзя сказать, что остальные районы Нагольного Кряжа остаются без внимания. Параллельно с этим ищут золото и серебро в других местах. Кроме южных Бобриково и Острого Бугра, обозначаются следующие участки северной зоны: Есауловский, Журавский и Березовский.

По свидетельству Бориса Семеновича Панова, профессора Донецкого Политехнического института, соавтора «Минералогии Донецкого Бассейна» (совместно с Лазаренко Е.К. и Груба В.И.), на Бобриково был найден относительно крупный самородок золота. Он писал: «особого внимания заслуживает обнаружение геологом А. В. Шикуновым самородка золота массой 19,5 г и размерами 3,0х2,0 см. По его устному сообщению, а также Ю. Н. Брагина, тот самородок золота был обнаружен в почке сидерита среди песчано-глинистых пород Бобриковского купола в зоне выветривания при тщательной документации пройденной здесь канавы. К сожалению, Бориса Семеновича уже некоторое время нет с нами и уточнить эту информацию не представляется возможным.

В 1988-1989 годах выявлена промышленная концентрация лития на участках "Крокодил" и Восточно-Бобриковском. 
Не шатко ни валко но работы по доисследованию Бобриковского месторождения продолжались и после развала Союза и в итоге в 2001 году к югу от поселка Бобриково началось строительство карьера по добыче золота и серебра. При проходке вскрылось несколько тел зоны окисления скородит-англезит-бёдантит-ярозитового состава с содержанием золота от 62 до 120 г/т. К 2008 году по сообщениям СМИ здесь было добыто 40 кг золота. Бурные работы возобновились в 2011-2012 годах, в то время карьер достаточно сильно углубился. В 2013 году все работы были остановлены.
Ново-Любимовское месторождение, в центра лагерь "охотников" на кварц, на заднем плане параллельные гряды бугров Нагольного Кряжа, осень 2019 года 

Должно отметить, что в позднее советское время и в 90х годах месторождения Нагольного Кряжа являлись местом паломничества искателей минералов как организованного порядка, типа гелогические кружки при Дворцах пионеров, студенты горных специальностей или геологические школы при ВУЗах (включая известную геошколу МГРИ), так и самостоятельные энтузиасты, испытывающих свою удачу и поныне. 
  
Вид с высот Нагольного Кряжа вниз на село Нижний Нагольчик 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Соответствие исторических названий населенных пунктов современным.

Нагольная – Нагольно-Тарасовка.
Нагольчик, Алексеевский-Нагольчик, Леонов-Нагольчик -- Нижний Нагольчик.
Греков – Вишневое.
Степановка + Исаевка, Аркадия + Дьяково - Дьяково
Новопавловка, Штергрэс - Миусинск
Новолюбимовка, Ново-Любимовка – Ульяновка
Нагольчик (Осиповка, Даниловка) – Верхний Нагольчик (городская черта Антрацита)
Бобрикова-Петровская, Петровская – Бобриково
Юскин – Рафаловка

Общее правило, окончание на –ий сменилось на окончания –а, -о, -ое (Вишневецкий – Вишневое, Есауловский – Есауловка, Ореховский - Орехово и т.д.)


 Используемая литература:

  1. Ковалевский Е.П. "Опыт геогнастических исследований в Донецком горном кряже". Горный журнал, №2, 1827 год
  2. Сырохватов А.П. "Опыт геогнастического исследования исследования гор Миуского Донского начальства по рекам Нагольной и Миусу", Горный журнал, №5, 1828 год.
  3. Ковалевский Е.П. "Геогнастическое обозрения Донецкого горного кряжа", Горный журнал №№1,2,3, 1828 год.
  4. Таскин А. "О свинцовых рудах, открытых в окрестностях Луганского литейного завода и об опытной плавке оных", Горный журнал, №9, 1830 год.
  5. Оливьери "Геогнастическое обозрения Донецкого горного кряжа", Горный журнал, №1, 1836 год.
  6.  Носов "О свинцовых рудах Земли Войска Донского в Миуском округе", Горый Журнал, №4, 1864 год
  7. Чернышев Ф.Н. "Месторождения цинковых и свинцовых руд в Нагольном Кряже", Горный Журнал, №2, 1893 год
  8. Романовский Г.Д., Чернышев Ф.Н. "Отчет об осмотре месторождений свинцовых и цинковых руд, разрабатываемых г. Глебовым в Нагольном Кряже", Горный Журнал, №2, 1895 год
  9. Чернышев Ф.Н., Лутугин Л.И. "Донецкий Бассейн", 1897 год
  10. Самойлов Я.В. "Минералогия жильных месторождений Нагольного Кряжа", 1906 год. 
  11. Степанов П.И. "Описание планшета VII-26", 1911 год
  12. Вифанский К.Н. "Главнейший медные, свинцовые и цинковые месторождения СССР", 1931 год 
  13. Кулибин П.В. "Нагольный Кряж", 1936 год
  14. Белик П.Г. "К минералогии Есауловского полиметаллического месторождения в Нагольном Кряже", Записки всероссийского минералогического общества, №1, 1938 год.
  15. Геология СССР, том VII, Донецкий бассейн, под ред. Степанова П.И., 1944 год
  16. Якжин А.А. "Геологическое строение и некоторые вопросы минерализации Нагольного Кряжа", 1952 год.
  17. Новик Е.О., Коваленко Е.Е., Пермяков В.В. "История геологических исследований Донецкого каменноугольного бассейна 1700-1917", 1960 год.
  18. Луцкий П.И., Лагутина В.В., под ред. Ротай А.П. "Объяснительная записка", Геологическая карта СССР, лист М-37-XXXIV
  19. Лазаренко Е.К., Панов Б.С., Груба В.И. "Минералогия Донецкого Бассейна", том 1, 1975 год.
  20. Овчаренко В.А., Дмитриева Л.Н., Емельянов Ю.Г. "От Лугани. 210 лет государственной геологической службе края", 2008 год

 

Комментариев нет:

Отправка комментария